Тимофей Щербаков, 10 лет, аутизм

* Если у вас медленный интернет, после нажатия пуска нажмите на паузу. Подождав немного клип загрузится, и можно будет запустить его без остановок. Смотрите Ещё Видео

После того как ребенку исполнился год ему поставили прививку АКДС, которая худшим образом отразилась на его здоровье и развитии. В течение восьми лет родители пытались вылечить сына силами обычной российской медицины, но безрезультатно. Мальчик находился в глубоком аутистическом состоянии в сочетании с гиперактивностью. После лечения в клинике Доктора Левита, Тимофей изменился (в лучшую сторону) до неузнаваемости.

— Меня зовут Ирина Михайловна Щербакова.

— Меня зовут Тимофей.

— Да. Это мой сын. Мы родились в 2004 году. До года его развитие было всё прекрасно – всё хорошо. После года, когда нам сделали прививку АКДС, у нас всё изменилось в худшую сторону. Он превратился практически в растение – он перестал развиваться. Нас не принимали ни в садик, ни куда-либо. Нас вообще никто не хотел. Он постоянно ревел, в общем, всё было очень плохо. Затем нам поставили диагноз, что задержка психоэмоционального и речевого развития, а еще ставили аутизм. С этим диагнозом мы жили восемь лет. Мы очень много принимали усилий, лечили его, но, тем не менее, в России нам никто не смог помочь. Мы занимались и с дельфинами, и пили много лекарств различных…

— Которые, в общем, не помогали.

— В общем, все наши проблемы начались после того, как мы сделали эту прививку злосчастную, извините за выражение. И когда всё это у нас началось, я говорила с нашим врачом невропатологом, которая наблюдала нас три года, и которая выписывала эти таблетки (неразбор.). Она не сознавалась в том, что вся причина наших несчастий именно в прививке. Она, конечно, понимала, что это именно в этом причина, но затем она всё-таки один на один со мной поговорила и созналась в том, что во всех проблемах виновата прививка.

— Она своим внукам запретила наотрез ставить прививки.

— Своим детям, своим внукам она запретила ставить прививки. Она созналась, но типа медицинская этика ей не позволяла сознаться в том, что это действительно так, что это именно виновата вакцина.

— Это не этика, это медицинская антиэтика – бесчестность, медицинская бесчестность! Когда врач утаивает результаты осложнения от пациентов или несчастных детей и лечат неправильно и ведут неправильно ребенка — это вот результат бесчестного и антигуманного подхода к (неразбор.) и осложнениям, которые вызывает вакцинация.

— На сегодняшний день из всех знакомых врачей в России, ни один врач более-менее сведущий или ведущий эту практику не ставит своим детям, внукам ни в коем случае вакцинацию.

— Это Вы так думаете?

— Это я знаю. Из всех моих знакомых врачей, не делает ни один врач – точно. Для своих внуков и детей – точно. Приехали в клинику Доктора Левита (неразбор.). Состояние было у нас такое, какое и было на протяжении всех этих лет. Начали лечение, и пошел прогресс. Начали строить хорошо предложения и слова. Стал больше интересоваться интеллектуальными задачами, начал решать их лучше. Такой прогресс уже буквально через пять дней пошел.

— Он стал гораздо спокойнее, у него прошла агрессия. Вот допустим, если он меня на второй неделе бил, сейчас у него этого нет. Он четко задает вопросы. Он четко отвечает на мои вопросы. Он четко объясняет – почему это происходит, зачем это происходит. Очень много стал интересоваться окружающим миром. Если он раньше не замечал животных или людей, допустим, то сейчас он четко говорит: — это обезьяна, это змея, это крокодил… а раньше ему было всё равно, то есть для него это были просто животные.

— Он находит их в интернете сам и интересуется.

— Сам, да, находит их в интернете, начинает читать САМ про это. Особенно ему очень нравятся дельфины, киты. Он сам открывает, он сам пишет в интернете и очень интересуется животным миром.

— Это всё началось сейчас да?

— В процессе лечения началось, да.

— Это у вас началось, да.

— Ну, единственное, что поведенческие моменты – пока очень активен, но уже не так активен, как в момент приезда. Более спокойным стал. То есть раньше вообще хаотично бегал целый день, начиная с раннего утра. Сейчас он утром может спокойно посидеть позавтракать, посмотреть телевизор, позаниматься, почитать, по-составлять слова… ну, как обычный ребенок, конечно, он всё равно активен, бегает… Мы просто перестали принимать те лекарства, которые нам врачи выписывают.

— Что вы принимали?

— Мы принимали (неразбор.), он очень тормозил, он спал с него лучше. Сейчас он засыпает сам нормально. Может быть не так быстро, как с «колес», ну, минут 20-30 возиться, но потом засыпает.

— Значит, поведение и интеллектуальное развитие у него стало лучше?

— Значительно, причем это очень заметно.

— Однозначно! Сам встает, сам идет зубы чистить. Сам говорит: — мама, давай завтракать. Давай обедать. Ужинать… сам сегодня мне помогал вещи складывать. То есть он стал самостоятельной личностью, а личность это уже очень много значит.

— Из маленького ребенка, грубо говоря, годовалого он превращается в человека.

— В нормального человека. В нормального восьмилетнего ребенка, в смысле мальчика. На второй неделе лечения у доктора, мы пришли домой (папа у нас уходил), мы пришли с ним домой, и он мне сказал, что: — давай, мама, садись, мы будем с тобой заниматься. И вот 40 минут он сидел, занимался, читал, писал и сказал, что он будет самым лучшим учеником в школе.

— Да, сказал: — буду лучшим учеником в школе и выиграю в шахматной школе всех, буду старательно заниматься с преподавателями и учителями.

— Иру это растрагивает?

— Вы не представляете как. Я восемь лет ждала этого.

— Хорошо. Ну, я надеюсь, что он у нас выздоровеет и будет вполне нормальным человеком. Главное, не делайте прививок.

— Да, теперь это точно.

— Вы знаете, я всем своим друзьям, знакомым говорю: — не смейте, (вот там рожают) даже не дотрагивайтесь, чтоб не сделали вам то, что сделали мне. Вы не представляете как это больно (неразбор.) 8 лет. Я Вам очень благодарна!

— Вот и Тёма. Тёма, скажи: — до свидания.

— До свидания.

— Молодец.

— Мы еще приедем в октябре, и всё будет хорошо, да ведь, Тёма?

— Почему ты плачешь?

— От счастья.

— Чтобы мы улетели?

— От счастья, сыночек.

— Тём, скажи: — пока.

— Пока.

— Помаши рукой доктору.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*