Кирилл Шредер, 4 года — аутизм

* Если у вас медленный интернет, после нажатия пуска нажмите на паузу. Подождав немного клип загрузится, и можно будет запустить его без остановок. Смотрите Ещё Видео

Мама четырехлетнего Кирилла обратилась в клинику «Доктор Левит», где мальчику поставили предположительный диагноз — аутизм. До лечения Кирилл не разговаривал, не контактировал с людьми, общался только криком. После трех недель лечения у мальчика началась активная очистка организма. Он стал внимательно слушать, понимать, выполнять простые просьбы. Стал взаимодействовать с другими детьми на детских площадках и в кружке.

 

— С ребенком прошли первый курс у доктора Левита.

— Как фамилия ваша, пожалуйста, скажите.

— Шредер Светлана Владимировна.

— Живете вы где?

— Живем в Калининграде, в калининградской области. Ребенку 4 годика будет 21 января.

— Какой диагноз у ребенка был?

— Конкретно диагноз пока не ставят, но предполагали аутизм. Он не контактировал с нами, все требовал только криком. Если что-то его расстраивало, очень сильно кричал, успокаивался, восстанавливался очень долго.

— Понимание, интеллектуальное развитие какое у него было?

— Ну конкретно было видно, когда что-то и сделает, мне казалось, что это неосознанно, чисто машинально — свет включит или что-то еще. На просьбы вообще не реагировал никак.

— Визуальный контакт какой был у него?

— Ну с нами на контакт не шел. Если просим, ничего не делал, в основном только капризы какие-то были.

— Вот вы прошли курс лечения, что произошло в процессе лечения?

— Сразу стало очевидно, что стал контактировать со мной, с братом.

— А как у него очистка шла?

— Первую неделю еще не совсем, а вот под конец очень хорошо, особенно вот сейчас вторую неделю, третью неделю. Обильнее стало.

— Скажите так, какие начались физиологические изменения. Началось с интеллекта сначала?

— Да, стал смотреть уже внимательно, слушать, понимать, принести когда что-то попросишь — несет. Просишь включить свет — подходит, как-то уже осознанно смотрит, глаза в глаза смотрит, слушает. Стал сам вызывать на игру меня, брата, играет уже продолжительное время. Дольше играет, заинтересован в игре. Если что-то отбирает у брата, не кричит. Раньше кричал, плакал, бежал ко мне, истерика. Сейчас — нет. Стоит на своем, отбирает, его толкает.

— Пытается коммуницировать, да? Отстаивать свою точку зрения, отстаивать свои права, да?

— Да, уже это очевидно.

— То есть они играют между собой?

— Играют хорошо. Хочет — борется, нет — вызывает потанцевать. Жестами жестикулирует.

— Пытается объяснить свое состояние жестами, да?
— Да, стал внимательно смотреть, когда ему что-то говоришь, особенно слова мама, папа, уже стоит внимательно, длительное время смотрит на губы, как шевелишь. Губами сам шевелит, но пока еще не слышно, без звука, но происходит шевеление.

— Пытается говорить, да?

— Да. Особенно еще такой момент, что стал в пространство куда-то залазить: трубу, детские какие-то городки, конструкции детские. Раньше вообще близко не подходил — крик, истерика. Сейчас сам туда заходит, заползает.

— Пытается играть с детьми на площадках?

— Ну к детям он как бы и шел, но сейчас стал внимательнее подходить, рассматривать, к девочке подходил за волосы трогал. Вот девочка, видимо, ему интересно.

— Все это начало проявляться в течение трех недель?

— Да, вот ездили в прошлый выходной на качелях кататься. Раньше были мы в парках больших, вообще без интереса, просто ходил и все. Сейчас зашел с таким интересом, музыка, он танцует. Посадили на карусель, думали не будет сам. Сам катался, потом уже не могли стянуть, несколько кругов прям один за одним. Подхожу забирать — машет «нет». Стал проявлять такое, что, когда что-то говоришь — машет головой «да», соглашается, если что-то нет — машет «нет». Даже из еды чем-то кормишь — «нет».

— Что у него из еды появилось?

— Он и кушал хорошо и кушает хорошо. Вот единственное, что «буду — да», «не буду — нет».

— В плане физиологических отправлений? Моча, как он писает, как он какает?

— Первую неделю он, засыпая, потел, сейчас потливость прошла. Было сильное слюноотделение, прям слюна текла. И сейчас он стал больше ночью писать, раньше он практически ночью не писал. Сейчас ночью встаем — аж вытекает с памперса.

— Много стало?

— Много, да. Больше, обильнее. И стул первую неделю даже через день был, сейчас каждый день, иногда в день два раза и такой прям жидковатый. Все время стул жидковатый и светлый. Хотя вот и гранатовый сок даем, здесь вот такое переваренное все.

— Это все идет от процесса очистки организма, потому что это аутоиммунные процессы, у него поражение пройдет. И вот сейчас в процессе лечения идет физиологическая очистка, когда идет увеличение количества диуреза, мочи, кала, потливости. Это все говорит о том, что ребенок очищается.

— Я хочу заметить, что у него пища, если раньше, что поест, практически то и выходит, в таком же виде по цвету еды. Сейчас, сколько он начал здесь ходить по-большому, все время один цвет кала, такой светло-желтый, переваренный. Ну есть если он что-то такое глотает, не жует, кукурузка там, ну как обычно, как нормально. А раньше, сколько замечала, такое ощущение, что она не переваривается. А сейчас консистенция жидковатая, конечно, для обычного его, но еда вся переваренная, цвет все время один.

— Вот это процесс очистки организма идет, физиологической очистки, в следствие которой уже наступит нормальный физиологический процесс, благодаря которому ребенок будет продвигаться и интеллектуально и морально и этически вперед.

— И он внимательней стал. Говоришь, «постой, сумки достану» — стоит, ждет. Раньше уходил, и, кричишь ему, а он не обращает внимания. Люди чужие, идет, вообще. Сейчас уже смотрит. Вот гуляли на море, убежал далеко, осматривается, смотрит, где мы. Кричишь ему: «Кирюша, идем назад», идет назад. Раньше надо было бежать за нам, с криком назад его тянуть. Сейчас — нет, видно что уже понимание такое появилось. Он смотрит, осматривается, слушает, меня ищет. Раньше в чужое помещение заходил и идет. Сейчас уже от меня не отходит, только со мной.

— Хорошо. Ну для первого курса эти изменения очень хорошие и в перспективе, я думаю, мы сможем добиться больших результатов.

— Раньше пытались с ним заниматься и в группы по монтессори ходили, в общую. Вообще он сам с собой занимался, никаких контактов с групповыми занятиями не происходило. Сейчас, даже день рождения старшего было, — слушал, смотрел, в хороводе танцевал. Контакт появился, какие-то мероприятия с ним проводить можно, стало легче с ним ходить в общественные магазины, в кафе, это раньше мы вообще не делали. В общем, очень довольны первым курсом, надеемся на дальнейшее продвижение нашего ребенка. Будем заниматься и двигаться вперед.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*