Семья Давидовых, аутизм и ЗПР (результат после 1,5 лет лечения)

* Если у вас медленный интернет, после нажатия пуска нажмите на паузу. Подождав немного клип загрузится, и можно будет запустить его без остановок. Смотрите Ещё Видео

После того, как врачи сказали, что у ребенка нет шансов на нормальное будущее, отец обратился в клинику Льва Левита. Через несколько месяцев, после лечебной терапии, были замечены первые положительные результаты. Ребенок стал осознанно смотреть на окружающий мир. До этого малыш находился в глубоком аутическом состоянии. Благодаря помощи Др. Левита сейчас мальчик практически здоров.

— Мы у Доктора Левита проходим курс лечения уже в течение полутора лет. У него диагноз был — аутическое состояние и задержка развития.
— Как это проявлялось?
— Проявлялось это тем, что он не мог разговаривать, почти не реагировал на речь других людей. Я пытался его обучать, он не реагировал никаким образом на это всё. Мы обращались в поликлиники, обращались к докторам и ко всем, как говорится, к профессионалам. Они говорили, что шансов на лечение почти нет, то есть он в течение всей своей жизни мог таким остаться, может быть, чуть-чуть улучшится. Мы обратились к Доктору Левиту. И Др. Левит начал заниматься с ребенком и, приблизительно, через пару месяцев у ребенка появился взгляд, он как бы разумно смотрел на людей. Начал понимать людей, начал общаться с людьми. Сначала говорил несколько слов, потом начал разговаривать предложениями. В данный момент он может объяснить всё, что ему нужно. Он понимает так же речь, с которой к нему обращаются. Понимает, что вы говорите ему. Он может запомнить любые просьбы человека.
— Какие примеры поведения?
— Например, раньше я мог сказать – «дай мне стакан с водой», он на меня смотрел глазами непонимающими. Сегодня я могу тяжелые для его уровня сложные просьбы попросить.
— Примеры.
— Например…
— …пойди в другую комнату, принеси мне игрушку… нет?
— Недавно мы сидели дома, жена начала готовить обед. Она попросила его помочь, сказала ему – «принеси мне помидоры». Он начинал брать помидору, приносить. Она дала ему нож, он аккуратно…
— Резал, да?
— Ну, такой нож, о который невозможно порезаться. Он резал помидору и готовил салат.
— Как он у педагогов занимается? Чему обучился за это время?
— В детском садике. Он ходит в детский сад. У него есть продвижение, например, в таком отношении, что он умеет складывать простые примеры сложения. Воспитательный пример: он ходит, воспитательница с ним общается, у него появилась коммуникабельность. Он умеет считать уже. Он знает буквы, умеет читать по слогам. Уже пишет, умеет писать буквы. Свое имя знает, может написать наизусть свое имя.
— То есть он может говорить предложениями и может общаться?
— Ну, конечно, он общается. Раньше были истерики. Он впадал в истерику и буквально замирал на месте, невозможно было понять, что он хочет, и невозможно было вытащить его из этого состояния. Сегодня он спокойный ребенок, играет как все нормальные дети, катается на велосипеде.
— То есть фактически нормальный ребенок? Нормальный образ жизни?
— Да. Раньше нам говорили доктора, что из этого состояния невозможно выйти. В данный момент, в каком он состоянии находится, это огромный шаг. Спасибо Доктору Левиту, что он нам помог в этом.
— Может помочь и другим детям?
— Да, если люди будут другие обращаться, тоже им это очень большая помощь.
— Главное, чтобы в этой ситуации, это обратиться вовремя.
— Конечно. Мы обратились вовремя, ребенку было около трех лет. А тот, кто обращается попозже, конечно, это всё время, которое он теряет (неразборчиво). Перспектива на его развитие…
— Нормальный ребенок.
— Он уже почти нормальный ребенок и, я думаю, что еще некоторое время, и он вольется в нормальную жизнь, будет вести нормальный образ жизни.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*