Берцев Дима, 4 года, аутизм.

* Если у вас медленный интернет, после нажатия пуска нажмите на паузу. Подождав немного клип загрузится, и можно будет запустить его без остановок. Смотрите Ещё Видео

Мама четырехлетнего Димы обратилась в клинику «Доктор Левит», так как мальчик не понимал обращенную речь, практически не слушался родителей, имел большие проблемы с едой. Диме поставили диагноз аутизм. После курса лечения ребенок стал спокойнее, сосредоточеннее, начал понимать речи, у него возникли улучшения с едой. Сейчас Мама Димы планирует продолжать лечения, так как видит положительную тенденцию.

 

— Бурцев Дима. У нас был диагноз аутизм.

— Сколько лет ребенку?

— 4 года.

— Какое состояние было у ребенка до лечения?

— Ну он не понимал обращенную речь, был плохо управляемый, то есть он не слушался, убегал на улице. У него были большие проблемы с едой, то есть он ел только какие-то определенные продукты пюреобразные: йогурт, пюре картофельное и так далее. И он не повторяет действий за взрослыми. Ни за взрослыми, ни в быту, ни в играх, ни в занятиях — нигде не повторяет.

— Вы прошли курс лечения?

— Да, прошли курс лечения, у нас, во-первых, ушло состояние повышенной возбужденности. То есть у него были такие состояния, когда он бегал, шумел.

— Обсессивные движения ушли?

— Да, обсессивные движения. Но они еще сохраняются, но уже не так сильно, как раньше. То есть когда он резвится, они у него еще есть. А в состоянии покоя у него практически ушли эти движения, он стал спокойнее, сосредоточеннее. Стал лучше понимать обращенную речь, но пока только побудительную. То есть повествовательную он не слушает, когда ему что-то рассказываешь, а когда ему говоришь что-то сделать, он стал понимать лучше и стал делать это. То есть какие-то новые вещи, что раньше не делал. Улучшилась моторика, то есть он стал кушать ложкой, вот конфету есть, раньше он не ел конфету руками. То есть ел только с ложки. Он пытался есть ложкой, но у него не получалось, он не попадал в рот, он плевал. Сейчас он сидит, кушает нормально ложкой. То есть в целом такие очень положительные.

— В целом вы прошли трехнедельный курс лечения, да?

— Да.

— Вы раньше проводили лечения какие-то?

— Мы были в НИИ психиатрии, там нам прописали таблетки, они ничем не помогали. На четвертый день лечения.

— Вы вели дневник?

— Да, я вела дневник. И на четвертый день лечения он, например, стал сам держать меня за руку. То есть раньше я его все время тянула за руку. А теперь он сам держит меня за руку и идет рядом. Ну бывает, конечно, что он шалит, но, обычно, сам держит меня за руку. Потом, я стала показывать пальцем, и он идет туда, куда я показываю, или смотрит.

— По направлению?

— Да и смотрит в направлении. То есть, например, показываю на птиц, говорю: «вот это птичка», и он смотрит. Раньше за ним такого вообще не наблюдалось. Стал, например, сам кататься с горки. То есть сам заходит по ступенькам и сам спускается с горки. Раньше его нужно было обязательно завести за руку, посадить, и только тогда он съедет. Сам он, как будто, не понимал, что нужно делать. Стал есть новую пищу: кукурузные палочки, картошку с мясом. То есть раньше он не стал бы.

— Это не ел?

— Нет, он ел только пюре мясное. То есть много таких.

— Еще что? Читайте все подряд.

— Попросился на горшок через неделю лечения. Раньше он вообще никогда не просился на горшок. Он знал, что нельзя, но терпел, пока его не посадят, сам никогда не просился. Вот, попросился на горшок. Так сейчас больше не вспомню, наверное. Стал смотреть все мультики, раньше он смотрел только «Смешарики», сейчас смотрит все мультики, в том числе отечественные. Он раньше вообще на них не обращал внимания, потому что они неяркие. А сейчас смотрит все: «Леопольда», «Летучий корабль». Стал понимать, например, «встань с пола». То есть пол холодный, я ему раньше говорила: «встань», он не понимал, что от него требуется. А сейчас он понимает именно, что нужно встать с пола и пересесть куда-то на теплое место. Придумал игру такую, достаточно смысловую — идет, нужно посидеть на каждой скамеечке, пройтись по каждому бордюру, постоять в каждой телефонной будке. Такого тоже не было поведения.

— То есть он уже придумал какие-то игры.

— Да, то есть он уже придумал себе игру и играет.

— Хорошо. Ну и самое главное, что он начал, как вы сказали, он не хотел есть конфету, не сможет. На палочке.

— Я сказала, что он не сможет есть конфету, потому что он не понимал, что это конфета, он просто вертел ее в руках. Мы дали ему конфету, и вот он ест ее. То есть он понял, что ее надо совать в рот и кушать.

— Немаловажный момент.

— Да. Мы довольны лечением, уверены, что будем продолжать, чтобы довести до нормы ребенка, потому что в целом тенденция положительная.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*