Мальчик, 4 года, СДВГ, ЗПР

* Если у вас медленный интернет, после нажатия пуска нажмите на паузу. Подождав немного клип загрузится, и можно будет запустить его без остановок. Смотрите Ещё Видео

После того, как мать заметила, что ее ребенок стал замкнут и бояться общения со сверстниками, она обратилась к Доктору Левиту. Через определенное количество процедур, родители увидели, как их малыш изменился. Он стал общаться, задавать вопросы. В детском саду поведение кардинально поменялось в лучшую сторону. Сейчас мальчик учится в школе и служит примером для всех учеников.

— Я хочу рассказать про случай наш. У меня родился на Украине вполне здоровый ребенок. Всё было хорошо, мы переехали в Израиль, когда ему был год и восемь месяцев. Всё нормально было. Немножечко адаптировались, когда он пошел. Я ничего не видела, никаких изменений, ничего плохого. Ребенок начал разговаривать, все говорили, как хорошо ребенок разговаривает. Когда он пошел в израильский садик, он замкнулся, перестал общаться с детками. Он изменился в худшую сторону. Он перестал говорить, перестал общаться с людьми. Он сидел просто в уголочке и больше всего он мечтал. Он мечтал, ни с кем не разговаривал. Детки танцевали, плясали… Когда я пришла на Хануку, я просто получила такой шок. Это было очень больно смотреть, когда ребенок сидел… Все танцевали, все пели песни, а он сидел в уголочке, никому не был нужен. Было 35 детей в группе. И потом воспитательница сказала, что вы должны что-то делать, обращайтесь в центр развития ребенка (неразборчиво), ваш ребенок больной. Конечно, это были слова такие, как гром с неба.
— Дома как себя вел?
— Дома он был неусидчивый. Он не мог слушать, когда я ему что-то читаю или говорю.
— С аппетитом?
— С аппетитом у него никаких проблем.
— Потом перестал есть?
— Перестал кушать он более такую нормальную пищу. Он был склонный к полноте мальчик. Нормальную пищу он тоже перестал кушать. Даже иногда мне казалось, что у него начались какие-то проблемы с глотанием, с жеванием. То есть вот он мясо категорически отказывался, хотя было уже 4 года ему. Такое вот всё кусочками, всё мелкое… Тоже я обратила внимание, что были проблемы с едой. Он был сильно ко мне привязан. Когда шли с ним по улице, я ему говорила – давай зайдем в парк, там детки играют? Он говорил – нет, давай мы обойдем парк, потому что там есть детки, и мы не пойдем туда гулять. То есть общения никакого не было, он мог сидеть и смотреть телевизор и это всё. Мы приехали к доктору, он нас посмотрел. Ребенок совершенно не мог лежать на кровати, его было очень тяжело проверить, он прыгал. Ему включали телевизор, забавляли всякими игрушками, только чтобы проверить, чтобы он полежал спокойно. Мы делали два раза в неделю процедуру. И я увидела уже после первых двух процедур, когда мы вернулись домой и наш папа пришел с работы… наш ребенок вообще никогда не начинал первый разговаривать, он был закрытый и совсем не говорил с нами… и вот тут он взял книжечку и говорит – папа, давай мы с тобой почитаем книжку. И ребенок начал пересказывать всю книжку. То есть всё то, что я ему читала, у него было в голове заложено, и он папе пересказал всю книжку. И тут мы увидели, что потихоньку начали продвигаться. Ребенок начал подходить к деткам, начал общаться. Было очень приятно видеть, что его начало что-то интересовать. Я постоянно ждала вопрос. Мой ребенок ничего раньше не спрашивал. Ребенок в 3-4 года должен задавать вопросы, а он ничего не спрашивал. И тут он начинает потихоньку продвигаться. Конечно, были проблемы у нас с языком, он пошел в логопедический садик. Когда мы пришли в логопедический садик, мы уже прошли два с половиной месяца процедур у доктора, все были удивлены. Мне сказали, что – у нас такое ощущение, что это документы не вашего ребенка, которые были нам посланы. В садике он хорошо продвигался, в садике его очень любили. После того, как ему исполнилось 6 лет, ему предлагают перейти не сразу в первый класс, а ему предлагают перейти в обыкновенную школу, просто называется, то есть это было как нулевка, там, в Союзе. Мы когда пошли в школу, поначалу немножечко чувствовали проблемы, не до такой степени был сконцентрированный ребенок. И было тяжеловато ему. Но в конце года, когда он закончил этот год, мне позвонили и сказали, что всё, мы с вас снимаем с (… ) и переводим…
— Что такое (…)?
— Специальное образование… и мы переводим вас в обыкновенный класс. Сейчас он учится уже в третьем классе (обыкновенный класс). Никто не говорит, что он не сконцентрированный, никто не говорит, что он плохо учится или не успевает. Наоборот, говорят только хорошие слова. Ребенок недавно получил грамоту о том, что он ученик примерный в школе. Он очень ответственный. Он никогда не пойдет в школу, чтобы не приготовить и не собрать портфель и не сделать домашнее задание. Ребенок умеет ценить дружбу своих друзей. Было очень много звонков со стороны мам, говорили – спасибо. И приглашают ребенка моего постоянно в гости и на дни рождения… то есть он совсем не одинок, у него очень много друзей. Прошлый раз, когда я была на родительском собрании, учительница открыла его тетрадку, посмотрела все предметы и сказала, что всё хорошо, ваш ребенок должен быть примером для всех учеников в школе. И я хочу сказать — большое спасибо Доктору Левиту, что он нам помог и, дай Бог, ему здоровья.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*