Аутизм и неврозы

* Если у вас медленный интернет, после нажатия пуска нажмите на паузу. Подождав немного клип загрузится, и можно будет запустить его без остановок. Смотрите Ещё Видео

Мама мальчик обратилась в клинику «Доктор Левит» для лечения аутизма у сына. У мальчика была очень плохо развита речь, один глаз не видел, волосы на голове росли очень плохо. Ребенок был нервный, постоянно впадал в истерики. После первого же сеанса ребенок стал спокойным внимательным. Лечение помогло мальчику поступить в хорошую русскую школу, сейчас он учится уже в 11 классе, играет на гитаре, увлекается дизайном.

 

— У него была гиперактивность, у него было отсутствие внимания, очень плохо развита речь. Ребенок был слеп на один глаз и этот глаз невидящий у него косоглазил. Волосы очень плохо росли, где-то с половины головы, очень реденькие, жиденькие были. Очень был нервный и часто у него истерики происходили.

— Как протекали истерики?

— При истериках он начинал кричать, начинал плакать, слез практически не было. Находил малейший повод начать истерику, каждый день были истерики. Предположим, попросил открыть меня йоргут — если я чуть больше открыла — это начиналась сплошная истерика. «Вот, ты мне больше открыла крышечку йогурта, чем положено», в общем — по любому поводу. Всегда находились поводы, чтобы устроить истерику с этим плачем, с топаньем, со всем прочим. Трудно было его успокоить.

— А развитие интеллектуальное как проходит?

— Он закачивал неразборчиво, и воспитательница сказала, что у него ум, как у трехлетнего ребенка. Мы случайно прочитали статью в бесплатной газете, что принимает клиника крайне сакральной терапии. Все симптомы моего мальчика там были прописаны. Я сразу обратилась в клинику. После первого сеанса я ребенка не узнала. Он стал спокойный, он стал задавать мне вопросы, который до шести с половиной лет ни одного вопроса не задавал. «Что это? Зачем это? Как это называется?» Его ничего не интересовало. Тут он стал всем интересоваться, он очень стал спокойный. Одновременно, мой ребенок находился в кайтоне от русской школы шито. Он ходил у меня в кайтону, одновременно, раз в неделю, получал типуль. И через два месяца мне позвонили с этой русской школы, пригласили пройти тест, чтобы поступить в эту школу. Ну, я думаю, что мой ребенок теряет? Пойдем узнаем, что он знает. У нас было пять человек на место, мой ребенок проходит этот конкурс, поступает еще и в русскую школу. И с первого сентября пошел одновременно в две школы.

— А что вас в этом удивило?

— Что меня удивило? Его знания. Как ни странно, я не знала, сколько в голове у ребенка было знаний.

— То есть вы его сначала оценивали как трехлетнего ребенка?

— Да, а тут ему задавали вопросы на которые он давал ответы. И я была поражена, потому что я с ним никогда эти вопросы не обсуждала. Ну, видимо, по телевизору смотрел, я не знаю. Где-то он ловил информацию, честно говоря. И потом мы постепенно проходили сначала раз в месяц, потом раз в три месяца, раз в полгода, раз в год, возвращались на повторные корректировки. После шестого класса мой ребенок поехал учиться в пнимию, сейчас он в 11 классе учится уже.

— Волосы выросли?

— Восстановилась шевелюра, глазик у него встал на место, так что нам не нужна была операция по коррекции глаза. Зрение, конечно, не восстановилось, но нормальный ребенок. При чем, спустя три года после этой пнимии, я узнала, что это была физико-математическая школа.

— Сейчас он играет на гитаре?

— Да, сейчас он очень любит, ему нравится музыка, он освоил бас-гитару, они там ансамбль создали. Ребенок нормально обжился, совершенно никто не считает, что у него какие-то были проблемы. На него не жалуются. Любимец, в пнимие его все любят. Когда он долго отсутствует, скучают по нему очень. Очень контактный мальчик.

— Истерики прекратились?

— Нет, истерик, конечно нет, он стал очень хорошо говорить. Когда он здесь ходил, в основном у него иврит был. Там приехало очень много детей из России и он освоил русский язык до такой степени, что, как будто только с России приехал, очень чисто говорит. Так мы и живем, периодически приезжаем проконсультироваться. И вот так вот выросли.

— Да, маленький мальчик был, а теперь два метра почти.

— Он очень любит выступать на публике.

— Он же гитарист.

— Гитарист и еще он любит очень спектакли, что они там делают.

— А я еще слышал, что поэт у нас.

— Развиваем таланты, очень нравится дизайн. У него очень красиво получается, он как раз у нас по дизайну на компьютерах, ему очень нравится. Да, сыночка? Ну и будет прикладным дизайнером. Я благодарна клинике и самому Льву Левиту за эту поддержку. Столько лет нас поддерживал, и все-таки поставил моего ребенка, что он пошел в нормальную школу, вырос нормальным мальчиком. Довольно таки умным, и я не знаю, где бы я без такой помощи оказалась, сложно себе представить. Большое за все спасибо.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*